Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

Глава XV

Мы напряженно всматривались в приближавшуюся водную гладь.

— Приготовиться, — скомандовал я.

— Как только касаемся воды, открываю дверь и прыгаю, повторила она то, что должна сделать.

— Правильно.

— Не забудь! — сказала она, взявшись за ручку двери.

— И ты тоже, — ответил я, — как бы все это ни выглядело!

Киль Ворчуна коснулся волн.Я закрыл глаза, чтобы видимый мир не морочил мне голову.

ДВЕРЦА.

Я почувствовал, что мы одновременно распахнули дверцы,засвистел ветер.

ПРЫГАЙ!

Я прыгнул и в ту же секунду открыл глаза. Воды под нами не было. Без парашютов мы падали на Лос‑Анджелес.

— ЛЕСЛИ!

Ее глаза были закрыты, рев ветра заглушил мои слова. Обман, сказал я себе, обман зрения. И в эту секунду мы словно плюхнулись на гору подушек. Мы очутились в кабине Ворчуна, золотистый свет вспыхнул и угас. Как ни в чем не бывало мы сидели за своими штурвалами.

— Ричи, получилось! — закричала Лесли, бросившись меня обнимать.

— Получилось! Ты — гений!

— Если веришь в успех, все получится, — скромно сказал я, — хотя сам не совсем был в этом уверен. Но, если она так настаивает на гениальности моего решения, подумал я, мне придется с ней согласиться.

— Ладно, ладно, — радостно воскликнула она. — Мы вернулись!

Мы летели курсом 142, стрелка магнитного компаса показывала на юго‑восток, навигационные приборы тихонько гудели, шкала радиодальномера светилась, как положено. На заднем сиденьи никого не было. Среди узора улиц и крыш поблескивала только голубая вода плавательных бассейнов.

— Два борта встречным курсом, там и вон там, — сказала Лесли,указывая на два самолета, летящие вдали.

— Вижу.

Мы одновременно посмотрели на радиопередатчик.

— Может, попробуем…

Она кивнула и на всякий случай постучала по деревяшке.

— Вызываю диспетчерскую Лос‑Анджелеса, — сказал я в микрофон. — Говорит Сиберд 14 Браво. Вы видите нас на радаре?

— Вы в зоне видимости, встречным курсом 30 на север идет другой борт, расстояние две мили, высота неизвестна.

Диспетчер не спросил, куда мы запропастились на три месяца, исчезнув с его экрана, и не слышал радостных воплей, раздавшихся в кабине Ворчуна.

Лесли дотронулась до моего колена.

— Скажи, что ты видел, когда мы…

— Васильковое небо, океанское дно, расцвеченное узорами. Пай, Жан‑Поль, Машара…

— Достаточно, — сказала она и покачала головой. — Значит мне это не приснилось. Все так и было.

Мы летели в аэропорт Санта‑Моника, радостные, словно сегодня мы сами сотворили этот мир.

— А что, если все это правда? — спросила Лесли. — Если окружающие нас люди — это частички нашей души, а мы частички их? Как это изменит нашу жизнь?

— Хороший вопрос, — сказал я. Радиодальномер показывал 10 миль до посадки. Я начал снижаться. — Хороший вопрос…

Мы приземлились на широкой посадочной полосе аэродрома Санта‑Моника, отрулили самолет на стоянку и выключили мотор. В душе я был готов к тому, что как только пропеллер остановится, мир опять куда‑нибудь исчезнет, но этого не произошло. Все осталось без изменений: десятки самолетов, замерших вокруг, воздух, пропитанный морем и солнцем, гул автомобилей, доносившийся с бульвара Сентинела.

Я помог жене спрыгнуть на землю. Затаив дыхание, мы стояли на поверхности наше родной планеты в нашем родном времени. Мы обнялись.

— Правда, здорово? — прошептал я ей на ухо.

Она посмотрела мне в глаза и кивнула.

Я достал из багажника нажи чемоданы. Мы зачехлили кабину и собрались идти.

На другом конце стоянки паренек,наводивший глянец на один из самолетов, бросил свое занятие, уселся в заправщик и подкатил к нам.

Лет ему было столько же,сколько и мне, когда я начинал работать на аэродроме, да и кожанка на нем была точно такая же,только над его левым нагрудным карманом было вышито имя: ДЭЙВ. И я подумал, что мне легко увидеть себя в этом пареньке. Мы многое могли бы рассказать ему о его уже исполнившемся будущем, о приключениях, поджидающих встречи с ним. Делай свой выбор, парнишка!

— Добрый день, ребята, — поздоровался он. — Добро пожаловать в Санта‑Монику. Бензинчику не желаете?

Мы рассмеялись. Как странно, что теперь Ворчуна снова придется заправлять.

— Не откажемся, — ответил я. — Полет был долгим.

— И где же вы были? Я вопросительно посмотрел на жену, но она не захотела помочь мне с ответом, желая услышать, что я скажу.

— Да так, немножко прогулялись, — небрежно произнес я.

Дэйв начал заполнять бак.

— Я еще не летал на таком гидросамолете, — заявил он,но слыхал, что они могут сесть где угодно. Правда?

— Что правда, то правда, — подтвердил. — Этот самолет отвезет тебя, куда твоей душе угодно.